Присоединение Приамурья к России во второй половине XIX века - новая страница в истории региона

Дата размещения: 30.07.2018 14:54
Дата изменения: 01.08.2018 15:53


«МУРАВЬЕВСКИЙ ВЕК» НА АМУРЕ

   Россия на Дальнем Востоке в середине XIX века. Нерешенность «Амурского вопроса» замедляла экономическое развитие русского Дальнего Востока. Тихоокеанское побережье было отрезано от всей страны многими тысячами верст таежного бездорожья. Единственным средством связи с побережьем являлись вьючные тропы, одна из которых имела громкое название Якутско–Охотского тракта. Отсутствие удобных путей сообщения не только болезненно отражалось на заселении и экономическом развитии многих отдаленных районов Восточной Сибири, но и делало их беззащитными в случае международных осложнений в бассейне Тихого океана.

В результате изменения внутриполитической и внешнеполитической обстановки в середине XIX в. предпринимаются усилия к восстановлению сувере­нитета России в Приамурье.

Практически не разграниченные, не охраняемые и не закрепленные за каким-либо государством, приамурские территории могли легко подпасть под контроль Англии, Франции, США, стремившихся к захвату коло­ний в различных регионах мира. Английские и французские корабли неоднократно подходили к берегам российского Дальнего Востока. Однако занятые покорением стран Юго-Восточной Азии ведущие европейские державы пока еще не предпринимали конкретных шагов к захвату удобных для мореплавания бухт.

Феодально-отсталая Цинская империя оказалась неспособной защитить свою независимость. Возникла реальная угроза территориального раздела Цинского Китая. В любое время слабозаселенная территория Приамурья могла привлечь внимание западных держав.

Таким образом, к середине XIX в. сложились необходимые условия для мирного урегулирования спорных территориальных вопросов между Россией и Китаем.

·Эти два государства являлись соседями;

·Несмотря на условия Нерчинского договора, русские колонисты продолжали стихийную колонизацию приамурских территорий;

·Угроза со стороны Англии и Франции вынуждала правительства России и Китая проводить совместные оборонительные мероприятия, которые без решения пограничного вопроса были невозможны;

·Взаимовыгодная русско-китайская торговля;

·Успешное разрешение пограничных вопросов между Россией и Китаем определяло будущую судьбу этих стран. Необходимы были конкретные шаги в этом направлении.

Н. Муравьев и Г.И. Невельской. В такой обстановке в сентябре 1847 г. генерал-губернатором Восточной Сибири был назначен генерал-майор Николай Николаевич Муравьев. Впоследствии за заслуги перед страной Н.Н. Муравьев был произведен в чин генерала от инфантерии и возведен в графское достоинство. Он и его сподвижник Геннадий Иванович Невельской сыграли важную роль в возвращении дальневосточных территорий России.

Н.Н. Муравьев был активным сторонником укрепления влияния России на Дальнем Востоке. В одном из своих писем он указывал: «Сибирью владеет тот, у кого в руках левый берег и устье Амура». Гарантией успеха этого процесса, по мнению генерал-губернатора, должны были служить следующие условия: усиление российской военной мощи в регионе и активная переселенческая политика. Новый генерал-губернатор практически сразу начал предпринимать конкретные шаги к пересмотру вопроса о государственном разграничении на Дальнем Востоке.

Необходимость решения Амурского вопроса осознавали и в Петербурге. Еще в 1843 г. был образован Особый комитет для изучения обстановки на Дальнем Востоке. Но усилия правительства опередила инициатива Г.И. Невельского.

2 июня 1849 г., покинув Авачинский залив, транспортный корабль «Байкал» под его командованием взял курс на Амур. Необходимо понять сложность ситуации, в которой оказался командир судна. Действия Невельского одобрил Н.Н. Муравьев, но официальных полномочий он не имел.

Прибыв на Амур, моряки с величайшей тщательностью начали изучать открывшиеся перед ними воды лимана. «Байкал» осторожно лавировал. Наконец, 11 июля корабль вошел в устье реки. Вековое заблуждение, едва не ставшее роковым для судеб Приамурья, было рассеяно. Величественный Амур плавно катил свои могучие волны навстречу отважным мореходам. На его берегах кое-где виднелись гиляцкие стойбища, но нигде не было заметно и признака военных сооружений.

Таким образом, в ходе экспедиции Г.И. Невельским был сделан ряд важных географических открытий. Он провел детальное обследование глубин пролива между островом Сахалин и материком, подтвердил существование пролива между ними, а также возможность захода морских судов в устье Амура. Не менее важными были сведения о том, что вновь открытые территории не принадлежат Цинскому Китаю.
В 1851 г. была образована Амурская экспедиция для обстоятельного изучения и описания низовьев Амура и побережья Охотского моря, работавшая до 1855 года. Ее руководитель, капитан второго ранга Г.И. Невельской, заложил невдалеке от устья на берегу Амура пост, назвав его Николаевским, объявив местным жителям о том, что они отныне являются подданными Российской империи. Инициатива русского капитана хотя и вызвала неудовольствие канцлера К.В. Нессельроде, но была поддержана императором Николаем I.

 

Н.Н. Муравьев. Транспортный корабль «Байкал»

Большая роль в возвращении приамурских территорий России принадлежит Н.Н. Муравьеву. Генерал-губернатор Восточной Сибири сосредоточил свои усилия на административном переустройстве края, организации исследовательских экспедиций и укреплении обороноспособности региона за счет казачества. Казаки представляли реальную силу для заселения и освоения новых земель. В 1851 г. было принято решение о формировании Забайкальского казачьего войска численностью около 48 тысяч человек.

Своевременность мероприятий Н.Н. Муравьева вскоре подтвердили последующие события – обострение русско-французских и русско-английских противоречий, а также последовавшая за ними Крымская война. Вероятность проникновения англо-французского десанта на Дальний Восток требовала принятия конкретных мер.

Из Петербурга в Китай было направлено уведомление о намерениях России обеспечить военную защиту приамурских территорий, а также с предложением о пересмотре прежних договоренностей о погра­ничном размежевании. Полномочия на ведение таких переговоров были даны Муравьеву. В более широком плане ведение переговоров со странами Азиатско-Тихоокеанского региона по пограничным вопросам поручалось миссии адмирала Е.В. Путятина, направленной в 1852 г. на фрегате "Паллада" из Петербурга на Дальний Восток морским путем. Однако, пока миссия Путятина направлялась на Дальний Восток, ситуация в мире резко изменилась. В 1853 г. началась Крымская война, в которой на стороне Турции против России приняли участие Англия и Франция.

В условиях обострения международных отношений в апреле 1853 г. по решению императора Николая I была определена новая государственная граница России на Дальнем Востоке: от реки Горбица по Яблоневому хребту до верховьев реки Ольдой, далее по хребту Тукурингра, Джагды и Гинкан до соединения рек Амур и Сунгари. Левобережье Амура объявлялось владением России. Однако вопрос о приамурских землях продолжал оставаться открытым.

6 мая 1653 г. было принято решение направить в устье Амура военный контингент из флотилии, солдат и казаков. Н.Н. Муравьев приступил к организации сплавов по реке. Тем временем, в 1854 г. англо-французская эскадра появилась в Охотском море, создавая военную угрозу дальневосточным владениям России. Была предпринята попытка захвата Камчатки. Сложившиеся обстоятельства вынудили генерал-губернатора Восточ­ной Сибири Н.Н. Муравьева принять срочные меры для укрепления бе­зопасности дальневосточных рубежей России. 6 февраля 1854 г. он направил в Пекин письмо, в котором предупреждал о предстоящем сплаве и ставил вопрос о необходимости прибытия на место китайских представителей для ведения переговоров. Отсутствие официального ответа со стороны Китая побудило Муравьева перейти к более решительным действиям.

С разрешения центрального правительства России губернатор Восточной Сибири экстренно организовал переброску войск и забайкальских казаков в низовья Амура. В 1854-1856 гг. было орга­низовано три сплава войск и казаков из Восточного Забайкалья по рекам Шилка, а затем Амур до Николаевска.

14 мая 1854 г. начался первый сплав. 15 июня он прибыл на Мариинский пост, а затем в Николаевский. Так было положено начало паровому судоходству на Амуре. Первый пароход, прошедший по реке, назывался «Аргунь». Часть войск из Николаевска была переправлена на морских судах на Камчатку.

Когда в августе 1854 г. англо-французский десант сделал попытку захватить Петропавловск-Камчатский, то там встретил стойкую оборону русских защитников. Десант был разбит и отброшен. Одновременно Муравьев получил полномочия от центрального правительства на ведение переговоров. Ни Россия, ни Китай не были заинтересованы в проникновении иностранных держав на буферную территорию, то есть в Приамурье. Необходимо было как можно скорее урегулировать спорные проблемы между двумя странами.

Русские казаки на Амуре. В 1855 г., во время второго сплава, переселенцы основали на левом берегу Амура села Иркутское, Богородское, Михайловское, Ново-Михайловское, Сергеевское, а также станицу Сучи напротив Мариинского поста. В 1856 г. по Амуру был проведен третий сплав войск, в ходе которого вдоль левого берега реки были основаны военные посты Кумарский и Хинганский.

В этом же году полусотня казаков во главе с офицером Травиным спустилась на плотах по Амуру и вблизи устья Зеи, на правом берегу основала Усть-Зейский пост.  Из бревен разобранных плотов казаки построили деревянный дом, оборудовали землянки. Весной следующего года здесь была основана казачья станица.

По инициативе Муравьева 28 октября 1856 г. Александр II одобрил проект создания казачьей военной линии вдоль левого берега Амура.

Таким образом, в вопросе о присоединении Приамурья к России к середине 50-х гг. XIX в. окончательно победила точка зрения генерал-губернатора Восточной Сибири, и российским дипломатам отныне предстояло договорным путем оформить изменение своих позиций в регионе. Находившаяся в сложной дипломатической ситуации Цинская империя рисковала получить односторонний пересмотр Россией Нерчинского договора. В своей ноте от 12 сентября 1855 г. генерал-губернатор Восточной Сибири указывал: «…китайское правительство… даже потеряло право протеста на более или менее сильное занятие нами Амура».

В 1856 г. Крымская война закончи­лась, и часть войск, расположенных в Николаевске, было решено вернуть в Забайкалье. Для обеспечения солдат продовольствием по левому берегу Амура были организованы склады с продовольствием и поставлены казачьи посты. В 1856 г. на Амуре были заложены опорные пункты для после­дующего заселения левобережного Приамурья, на что было получено сог­ласие цинских властей.

В 1857 г. началось переселение нескольких сот семей забайкальских казаков с целью организации вдоль берега Амура казачьих селений (Амурской линии казачьего войска). Впоследствии из этих казаков был образован Амурский казачий полк. По левому берегу Амура были основаны казачьи станицы (Кумарская, Албазинская, Усть-Зейская, Игнашинская, Сгибнево, Бибиково, Бейтоново, Толбузино, Ольгинская, Кузнецово, Аносово, Казакевичево, Корсаково, Иннокентьевская, Пашково, Касаткино) для обеспечения пограничной охраны и недопущения на Амур судов иностранных государств. Одновременно с казаками сплавились свыше одной тысячи солдат и офицеров 13-го и 14-го линейных батальонов Восточно-Сибирского полка и дивизион легкой горной артиллерии из четырех орудий.

Экспедиции проходили в сложных условиях. Немало российских солдат и казаков погибли от болезней, вследствие плохого снабжения продовольствием и других трудностей в пути. Благодаря их подвигу, России фактически удалось закрепиться на новых территориях. Теперь следовало сделать последний шаг в этом направлении – официально оформить владение Приамурьем международными договорами.

РУССКО-КИТАЙСКИЕ ДОГОВОРЫ XIX ВЕКА И ВХОЖДЕНИЕ ПРИАМУРЬЯ В СОСТАВ РОССИИ

«Россия благодарит!» Укрепление позиций России в Приамурье не только обеспечивало безо­пасность дальневосточных рубежей России, но и создавало прочное прикрытие с северо-востока для Цинского Китая против возможных агрессивных действии со стороны Анг­лии, Франции, США. Обо всех предпринятых шагах по укреплению безопасности дальневосточных рубежей царское правительство ставило в известность цинские власти, которые относились к этому благожелательно.

Цинские правители, сознавая важность дружественной позиции России и союза с ней, согласились на ведение переговоров о пограничных территориях, длившиеся несколько лет. 20 марта 1856 г. Александр II утвердил дипломатические полномочия Н.Н. Муравьева на ведение переговоров с правом заключить и подписать трактат о гра­ницах между двумя империями.

9 мая 1858 года, накануне первой встречи Н.Н. Муравьева с китайскими представителями, на единственной улице Усть-Зейской станицы царило праздничное оживление. Все ее небольшое население и гарнизон собрались на берегу Амура. Генерал-губернатор Восточной Сибири и архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский Иннокентий Вениаминов заложили храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. В тот же день приказом Н.Н. Муравьева станица Усть-Зейская была переименована в Благовещенскую. Сообщая об этом событии в Петербург, он писал: «Особенные выгоды местоположения Усть-Зейской станицы при слиянии реки Амура с Зеей, одним из значительнейших его притоков, среди довольно густого маньчжурского населения, делают этот пункт весьма важным в стратегическом и коммерческом отношениях и представляют все условия быстрого и успешного развития…»

Айгунский договор. 10-16 мая 1858 г. в ходе очередного сплава в маньчжурском городке Айгун состоялись переговоры, завершившиеся подписанием договора о разграничении территорий в Приамурье. Договор подписали: с российской стороны – Н.Н.Муравьев; со стороны Цинского Китая – губернатор провинции Хэйлуцзян И Шань.

17 мая 1858 года в станице Благовещенской состоялся торжественный парад, на котором Муравьев огласил свой приказ: «Товарищи! Поздравляю вас! Не тщетно трудились мы! Амур сделался достоянием России!…Россия благодарит!»

Положения Айгунского договора были закреплены Тяньцзинским трактатом, подписанным 1 июня 1858 г. Е.В. Путятиным. Трактатом декларировалась дружба между двумя странами, устанавливалось право России вести свободную сухопутную и морскую торговлю с Китаем и предусматривалось совместное изучение спорных территорий.

В марте 1860 г. правительство Александра II направило в Китай специальную миссию во главе с Н.П. Игнатьевым.

2 ноября 1860 г. был подписан Пекинский договор, который окончательно определил границу между Россией и Китаем. Новая граница начиналась от слияния рек Аргунь и Шилка и проходила до междуречья рек Амур и Уссури. Далее граница проходила по рекам Уссури и Сунгари. Особыми статьями договора в пограничной зоне между Китаем и Россией вводилась свободная и беспошлинная торговля для подданных обоих государств. Таким образом, Приамурье и Приморье признавались владениями России. «Амурский вопрос» был решен.

Так в середине XIX века был восстановлен суверенитет России на дальневосточных территориях, которые уже являлись ее владениями еще вXVII веке. Это был поворот в исторической судьбе Российского Дальнего Востока.

Следует заметить, что спорный пограничный вопрос с Китаем был решен без давления и военной угрозы, что нередко практиковали западные державы. Россия окончательно закрепила за собой территории, освоенные русскими людьми в XVII-XIX вв., и обезопасила свою территорию от агрессоров. Договоры отвечали национальным интересам Китая, поскольку предотвратили возможное вторжение западных держав с северо-востока, со стороны Амура. Добрососедские отношения между двумя странами создавали прочную основу для дальнейшего сближения и сотрудничества двух государств. Начиналась новая история Дальнего Востока в составе Российской империи.

ТЕРРИТОРИЯ И АДМИНИСТРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Пореформенное развитие России и Приамурье. Во второй половине XIX века в социально-экономическом и политическом развитии России происходят серьезные сдвиги. Освобождение крестьян и другие буржуазные реформы имели своим следствием укрепление капиталистических отношений в экономике страны.

Либеральные реформы 60-70-х гг. XIX в. проводились по инициативе правительства и не смогли ликвидировать многие феодальные пережитки, сдерживавшие развитие страны: помещичье землевладение, монополию дворянства на власть, сословное деление общества и излишний административный контроль над государственными ведомствами и подданными.

Тем не менее в пореформенную эпоху наблюдаются быстрые темпы развития товарного, капиталистического и предпринимательского хозяйства. В сельском хозяйстве происходит рост товарного земледелия и дальнейшая специализация сельскохозяйственных районов. С одной стороны, специализация способствовала повышению производительности труда и созданию условий, необходимых для перехода к использованию машин и более современной агротехники. В то же время она еще сильнее углубила социальную дифференциацию в российской деревне.

После реформы наделы большинства крестьян в Европейской России оказались урезанными. Помещики получили значительные массивы пахотных земель, лугов, лесов, без которых крестьяне не могли вести самостоятельное хозяйство. Свободу хозяйственной деятельности крестьян сдерживала сельская община, выход из которой был крайне затруднен. Нехватка земли вынуждала крестьян арендовать землю у бывших господ-помещиков либо отправляться на заработки в город. Впрочем, существовал еще один выход – колонизация новых территорий на Востоке.

В начале 1880-х гг. в России завершается промышленный переворот. К этому времени основная масса промышленной продукции производилась на фабриках и заводах. Переход к машинному производству сопровождался процессом концентрации промышленности, что нашло свое выражение в укрупнении предприятий за счет увеличения производственных мощностей и численности рабочих. Эти изменения свидетельствовали об окончательном утверждении капитализма в промышленности.

Главная особенность пореформенного экономического развития России заключалась во все углубляющемся противоречии передовых форм организации капиталистической промышленности и отсталого сельского хозяйства. Наличие многочисленных пережитков крепостничества в экономике России замедляло развитие капитализма вглубь и способствовало распространению буржуазных производственных отношений на окраины страны (развитие капитализма вширь).

Другая особенность России состояла в наличии огромных, слабо освоенных и мало заселенных территорий. Возможность фабриканта искать и находить рынок в колонизируемых окраинах, а для крестьянина – уйти на новые земли способствовала развитию капитализма вширь. Неслучайно рост трудовых ресурсов Дальнего Востока, в том числе и Амурской области, главным образом осуществлялся за счет переселенческого движения.

В то же время правительство и крупная российская буржуазия рассматривали Дальний Восток в первую очередь в качестве рынка сбыта, зоны аграрной колонизации и источника дешевого сырья. Подобная позиция оказывала тормозящее влияние на промышленное развитие Приамурского края. Поэтому развитие капитализма в Приамурском крае вплоть до начала ХХ в. осуществлялось медленными темпами.

Сложившаяся ситуация несколько изменилась к лучшему благодаря усиленному железнодорожному строительству на Дальнем Востоке. Это потребовало большого количества сопутствующих материалов: металла, леса и топлива, что способствовало развитию соответствующих отраслей в Приамурье.

Государство строило и финансировало крупнейшие предприятия Приамурья. Казенные заказы и поставки стали одним из способов быстрого обогащения для местной буржуазии. Большую роль в хозяйственном освоении Приамурья играла сухопутная беспошлинная торговля между Россией и Китаем, объемы которой возрастали на протяжении второй половины XIX века.

Административно-территориальное устройство и органы власти Амурской области. В середине XIX в. территория Верхнего и Среднего Приамурья входила в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства с центром в городе Иркутске. Для связи с Забайкальем новых приамурских территорий по предложению генерал-губернатора Н.Н. Муравьева была создана так называемая «Амурская линия», расположенная вдоль левого берега Амура между Усть-Стрелочным караулом и Мариинским постом. Она предназначалась под заселение казаков Забайкальского войска. Для управления линией и командования войсками, расположенными вдоль нее, вводилась специальная должность начальника линии, непосредственно подчиненного губернатору Забайкальской области.

Заселение Приамурья вызвало необходимость создания здесь органов государственной власти. Решением Государственного Совета от 14 ноября 1856 г. была образована Приморская область.

Окончательное вхождение новых территорий в состав России обусловило необходимость дальнейших административных преобразований.

5 июля 1858 года Александром II был подписан указ о преобразовании станицы Благовещенской в город Благовещенск. 8 декабря того же года была учреждена Амурская область с административным центром в г.Благовещенске в составе Восточно-Сибирского генерал-губернаторства. Согласно указу об учреждении Амурской области, ее границы проходили: на юге и юго-западе - по реке Амур; на западе - от слияния рек Шилка и Аргунь на северо-восток - по водоразделу бассейнов рек Амур и Лена до Станового хребта, по нему через Джугдыру, Джагды и Ям-Алинь до верховьев Буреи; от них по пря­мой до реки Амур в месте впадения в него Уссури. Территория области в этих границах составляла 449 535 квадратных километров.


Указ императора Александра II об основании г. Благовещенска


Благовещенск-на-Амуре                                                                                                                                                                                                                                            5 июля 1858 г.

Государь император по всеподданнейшему докладу его императорского высочества великого князя, генерал-адмирала, соображений генерал-губернатора Восточной Сибири об особенной важности местоположения Усть-Зейской станицы, находящейся при впадении реки Зеи в Амур, и названной генерал-губернатором по случаю закладки в ней 9 мая храма во имя Благовещения пресвятые богородицы «Благовещенскою станицею» – в 5-й день июля сего года высочайше повелеть соизволил: учредить в этом месте город, назвать его «Благовещенск».

Полный Свод Законов Российской империи,

Собрание 2-е, Т. XXXIII, ст. 33366, стр. 12

Из «Положения об образовании области и о преобразовании

г. Благовещенска в административный центр»

8 декабря 1858 г.

…3. Амурскую область составить из всех земель, находящихся на левом берегу реки Амура, начиная от соединения рек Шилки и Аргуни, или от границ Забайкальской и Якутской областей, по всему течению Амура до устья реки Уссури и до новой границы Приморской области. Областным городом Амурской области назначается город Благовещенск…

Полный Свод Законов Российской империи,

Собрание 2-е, Т. XXXIII, ст. 33862, стр. 452.

Н.В. Буссе

По своему административно - территориальному делению Амурская область включала: Амурский уезд, три горных округа (Амурский, Буреинский и Зейский) и Амурское казачье войско, состоявшее из 11 станичных округов. Во главе Амурской области стоял военный губернатор, непосредственно подчинявшийся генерал-губернатору. Первым военным губернатором Амурской области 10 февраля 1859 г. был назначен генерал-майор Николай Васильевич Буссе, с прибытием которого в Благовещенск 13 мая 1859 года состоялось торжественное открытие новой области Российского государства. В 1878 г. Императором Александром II был высочайше учрежден герб Амурской области.

Губернатор должен был контролировать деятельность местных органов власти, командовать войсками, размещенными на территории области, а также контролировать работу полиции. Уезды возглавляли назначаемые губернатором уездные начальники; волости – крестьянские начальники. На территории области размещался достаточно большой по численности военный контингент. Помимо казаков и регулярных войск за порядком в области следила полиция.

21 декабря 1858 г. принят именной указ о перенесении кафедры архиепископа из Якутска в г. Благовещенск, который стал резиденцией Преосвященного Иннокентия (Вениаминова), Архиепископа Камчатского, Курильского и Алеутского.


КОЛОНИЗАЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В ПРИАМУРЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА


Колонизационное движение в Приамурье. Отмена крепостного права дала толчок массовому переселенческому движению из европейского центра страны на Дальний Восток, в том числе и в Амурскую область. Этому способствовала и дальнейшая политика правительства, надеявшегося за счет массовых переселений крестьян на восток разрядить социальную напряженность в русской деревне. С другой стороны, закрепить новые земли за Россией без их заселения также было невозможно.

Эти обстоятельства обусловили поощрение правительством переселенческого движения. 26 марта 1861 г. Амурская область была объявлена открытой для заселения для лиц всех сословий, желающих переселиться за свой счет. Так было положено начало массовому переселению на Дальний Восток.
 

Летом 1859 года в Амурскую область прибыла первая группа переселенцев-крестьян в количестве 110 человек. Это были выходцы из Самарской и Таврической губерний. Они основали первые три деревни – Ново-Астраханскую, Ключи и Черемховскую.

В развитии переселенческого движения можно выделить три основных этапа: 1861-1881; 1882-1891; 1892-1901.

На первом этапе колонисты добирались до Амурской области главным образом сухопутным путем. Ими были основаны села Раздольное, Троицкое, Никольское. Но заселение таким путем проходило медленно и было сопряжено с различными опасностями.

Удаленность Амурской области от европейских губерний делала дорогу серьезным испытанием для крестьян. Первые поселенцы тратили по 2-3 года на переезд. Зачастую им приходилось останавливаться в пути из-за болезней, непогоды, распутицы, в поисках средств для существования.

Поэтому на втором этапе русское правительство для доставки поселенцев в Амурскую область, наряду с уже традиционным сухопутным путем, решило использовать морское сообщение. Для желающих отправиться на Дальний Восток, также была определена денежная помощь в размере 600 рублей. Размер указанной суммы был определен из расчета средней стоимости строительных материалов, необходимых для постройки дома, а также семян и скота. Таким образом, за период с 1882 по 1891 гг. в Амурскую область прибыло 10705 человек.

На третьем этапе возникла новая проблема. Вследствие массового разорения крестьян в Европейской России, малоземелья и роста социальной напряженности на Дальний Восток, в том числе и в Амурскую область, устремился большой поток новоселов. Правительство по-прежнему продолжало поощрять переселенческую политику. Росту численности колонистов способствовало и успешное экономическое развитие региона. Всего с 1892 по 1901 гг. в Амурскую область прибыло 25363 чел.

Хотя морские и железнодорожные перевозки сократили время пребывания в пути до 2-3-х месяцев, участь переселенцев была по-прежнему полна опасностей: недостаточное питание, излишняя скученность населения в транспорте, болезни, высокая смертность. Лишь немногие добирались до места поселения.

В целом в 60-70-е гг. в переселенческом движении принимали активное участие главным образом крестьяне 20 европейских губерний. Население Амурской области увеличивалось за счет крестьян Астраханской, Архангельской, Воронежской, Енисейской, Оренбургской, Пензенской, Пермской, Полтавской, Самарской, Харьковской губерний и Забайкальской области.

ереселенческое движение на восток охватило и казаков. В 1857 г. на Амур были перевезены три сотни Амурского полка в составе 1139 человек. На протяжении 1855 – 1862 гг. в Приамурье прибыло около 10 тысяч казаков.
 

Сплав переселенцев на плоту по Амуру

Развивалась также не земледельческая колонизация за счет притока ремесленников, рабочих-отходников, каторжан и ссыльных. Еще одним фактором, способствовавшим увеличению численности местного населения, стало открытие золотоносных месторождений. Этот миграционный поток повлиял на рост городского населения в новых областях.

В 1890-е гг. начинает практиковаться массовое заключение контрактов с квалифицированными рабочими из Европейской России. Для строительства и эксплуатации железных дорог переводили рабочих из Европейской России.

Еще одним важным источником пополнения населения региона являлись ссылка и каторга. По официальным данным, к 1900 г. в Амурской области проживали 3438 бывших ссыльных, что составляло около 2% от численности всего населения.

Таким образом, к началу ХХ в., благодаря процессу колонизации, сложились основные категории населения Приамурья.

Колонизация и аборигены Приамурья. В ходе присоединения и освоения огромной территории Сибири и Дальнего Востока правительство столкнулось с проблемой приспособления местного населения к новым условиям жизни. Дело в том, что жители этих регионов находились на более ранних ступенях социально-экономического развития, нежели мигрировавшие из западных районов колонисты. Казалось, что конфликт между пришлым и местным населением неизбежен. Но на Дальнем Востоке, в частности в Приамурье, этого не произошло.
 

Методы колонизации Россией Сибири и Дальнего Востока отличались от способов колониальной экспансии западных стран большим объемом цивилизующего культурного воздействия и менее жесткими средствами приобретения территорий. Хотя и здесь феодальная колонизация также тяжело отразилась на местных синполитейных обществах, но их соприкосновение с русскими крестьянами-колонистами оказывало на них положительное культурное воздействие.

В XVI-XVII вв. под властью колонистов из царской России оказалась огромная и малонаселенная территория. По подсчетам ученых (Б.О.Долгих), в Сибири (без Дальнего Востока) в XVII в. численность коренного населения не превышала 160 тыс. чел. Площадь этой же территории составляет около 10 млн. кв. км. Нетрудно подсчитать, что в среднем на одного сибиряка-аборигена приходилось 62,5 кв. км. Эти цифры свидетельствуют о том, что территориальная проблема остро стоять не могла.

Этносы Сибири в период присоединения к Русскому государству не занимались земледелием, а значит, и не являлись конкурентами крестьянам-поселенцам. Поэтому не было никакой необходимости вытеснять аборигенов с их родовых земель, как это произошло с американскими индейцами в XIX в.

Несколько иной ход события приобрели во второй половине XIX в. в бассейне Среднего Амура. Здесь по Айгунскому договору 1858 г. ниже устья р.Зея, на территории Российской империи были оставлены подданные империи Цин, занимавшиеся земледелием, что могло привести к конфликту с русскими переселенцами. В 1900 г. русская администрация с помощью вооруженных сил и ополчения выселила китайцев на правый берег р. Амур. Против же аборигенов подобные меры даже не планировались.

К тому же у местного населения отсутствовали в большом количестве золото, серебро и драгоценные камни. Основным богатством считалась пушнина, которая являлась предметом традиционного промысла и сдавалась ими в качестве ясака.

В конце XIX столетия назрела необходимость пересмотра законов, определяющих права и обязанности аборигенов Дальнего Востока. Приамурский генерал-губернатор Н.И. Гродеков направляет специальное письмо военному губернатору Амурской области К.И. Грибскому, в котором просит собрать необходимые сведения о местном населении.

К 29 февраля 1900 г. был подготовлен «Протокол специально созванного Особого совещания по предмету пересмотра действующих узаконений об инородцах Амурской области». В этом документе отмечалось, что положение инородцев не требует ни отмены, ни каких-либо изменений, вполне соответствует их современному быту и потребностям. Участники Совещания пришли к выводу, что действующие законы «могут служить достаточной охраной их личных и имущественных прав и достаточно гарантировать должные среди них порядок и благочиние».

Население. В результате успешного заключения международных договоров в составе Российской империи оказалась территория общей площадью около 3895 тыс. кв. км. Началось заселение Приамурья. К началу 60-х гг. XIX в. население Амурской области составляло около 14 тысяч человек.

Численность населения увеличивалась под влиянием различных условий: естественного прироста, переселения из других регионов, ссылок и т.д. Согласно данным Всероссийской переписи населения, к концу 1890-х гг. в Амурской области было зарегистрировано около 120 тысяч человек. Если сравнить данные, то нетрудно заметить, что всего лишь за 40 лет население Амурской области увеличилось почти в 8,5 раза. К январю 1917 г. число жителей области уже составляло 326 тыс. человек (по сравнению с 1897 г. численность населения увеличилась в 1,5 раза). С 1865 по 1897 гг. численность жителей г. Благовещенска выросла с 2341 до 32834 чел.

Несмотря на достаточно высокие темпы роста численности, плотность населения Амурской области оставалась одной из самых низких по стране – 0,3 человека на 1 квадратную версту.

Больше половины жителей составляли неместные уроженцы. Еще одной особенностью состава населения Амурской области являлось преобладание мужского населения над женским.

Что касается этнического состава населения области, то с 1897 г. в социальной структуре стали численно преобладать русские (68%). Численность же коренного населения составляла около 40 тысяч человек. Наряду с пришлым (русским) и коренным населением в Амурской области также проживали иностранцы, главным образом китайцы и корейцы. В основном это были сезонные рабочие.

Среди населения Амурской области преобладали крестьянство и казачество (около 70 %). Согласно данным за 1881г., в Приамурье насчитывалось 27 % зажиточных, 43 % середняцких и лишь 30 % бедняцких хозяйств.

Согласно переписи населения 1897 г. в Амурской области насчитывалось около 17 тысяч рабочих, что составляло не менее 14 % от общей численности населения региона. По этому показателю область не уступала общероссийским, что свидетельствовало о быстром росте вольнонаемного труда.

Средняя заработная плата амурских рабочих была в 1,5 – 2 раза выше, чем в Европейской России. Мастеровые (квалифицированные рабочие – машинисты, котельщики и другие) зарабатывали от 15 до 45 руб. в месяц. Основная же масса рабочих (чернорабочие, землекопы, ремонтники, батраки) получала месячную заработную плату - от 10 до 30 рублей.

Универсальный магазин торгового дома «Кунст и Альберс». Вид с улицы Большой

Условия труда амурских рабочих были достаточно тяжелыми. Пользуясь отсутствием фабрично-заводского законодательства, предприниматели произвольно определяли продолжительность рабочего дня. На сезонных работах (строительство, горнодобывающая промышленность) рабочий день иногда доходил до 20-22 часов в сутки.

Амурская буржуазия была немногочисленной. В первую очередь на новую территорию переселялись выходцы из соседних сибирских губерний. Так, из Иркутска переселился мукомол Х.П. Тетюков, а сибирские винокуры братья М.П. и В.П. Пьянковы построили первый не только в Амурской области, но и на всем Дальнем Востоке винокуренный завод в г. Благовещенске.

Заметную роль в складывании местной буржуазии сыграли иностранцы, принявшие российское подданство. Так, из Германии приехали владельцы торгового дома «Кунст и Альберс» - А.В.Даттан и А.Г.Альберс. Китайский купец Тифонфай, приняв российское подданство, занимался активной торгово-предпринимательской деятельностью. В целом среди амурских предпринимателей удельный вес бывших иностранцев составлял около 8 %.

Здание торгового дома «Чурин и К» в г. Благовещенске

Социальной базой, на которой формировалась амурская буржуазия, стало купечество. Торговый дом «Чурин и К», основанный в 1868 г. купцами И.Я. Чуриным, В.П. Бабинцевым, Н.П. Бабинцевым и А.В. Касьяновым, помимо торговли выполнял государственные заказы, владел кожевенным, мыловаренным и канатным заводами, активно участвовал в создании и деятельности Амурско-Орельской золотодобывающей компании. Мукомольные, кирпичные, лесопильные, винокуренные и другие предприятия принадлежали купцам А.А. Соколову, В.М. Лукину, В. Одинцову, сочетавшим торговую и предпринимательскую деятельность. Особо привлекала купцов золотодобыча, обещавшая большие прибыли. Владельцами и совладельцами золотых приисков были купцы Х.П. Тетюков, В.А. Левашов, Г.В. Дикман.

Таким образом, источники накопления капиталов нарождающейся амурской буржуазией были самыми разнообразными: торговля, ростовщичество, спекуляция, усиление эксплуатации наемных работников. Заметное место среди них также занимали правительственные субсидии, подряды и поставки для казны. Формирующаяся буржуазия была тесно связана с административным аппаратом и чиновниками и нередко подкупала государственных чиновников.

Из других сословий наиболее многочисленными являлись мещане – около 15 %. Дворяне составляли всего лишь чуть больше 1,5 % от общей численности.

Городское население было весьма малочисленным – 28 % от общего числа жителей Амурской области. Тем не менее на протяжении последующего времени рост его численности опережал сельское население, что было связано с развитием местной промышленности, транспорта и торговли. По сравнению с концом 1890-х гг. численность городского населения Амурской области увеличилась почти в 3,8 раза, а население г. Благовещенска почти в 5 раз.

За 50 лет с момента основания области приамурские города превратились в крупные экономические, административные и общественно-политические центры Дальневосточного региона.

Положение аборигенов. В начале ХХ в. в области проживали орочоны, манегры, якуты, тунгусы (эвенки).

Зонами их расселения были: орочоны – западная и северо-западная части Амурской области, в верховьях рек Амур и Зея; якуты – север области; манегры – в районе Кумарского станичного округа Амурского казачьего войска (Верхний Амур); верхнее течение Селемджи, Буреи и Большой Биры.

Причинами столь бедственного положения стали массовое истребление зверя колонистами, распространение болезней животных и людей. От появившихся среди инородцев эпидемических и заразных болезней оспы и тифа массами гибло инородческое население, и в короткое время вымерли целые роды. Серьезной причиной бедственного положения эвенков стала их экономическая зависимость от кредиторов, которые за непомерно высокие цены продавали, а чаще давали в долг товары первой необходимости в обмен на пушнину.

Судьба амурских эвенков оказалась незавидной. Они так и не сумели приспособиться к новой жизни.

Если во второй половине ХIХ века орочонов насчитывалось в районах Игнашинского и Албазинского станичных округов не менее 4500 душ обоего пола, то в 1967 г. эвенков в Амурской области насчитывалось 2500 чел., в 1979 г. – 1607 чел; в 1995 г. – 1454; в 2000 г. - 1341 чел. (О.Б. Пылаева).

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)

Сельское хозяйство. Аграрные отношения в Приамурье в значительной степени отличались от таковых в Европейской России. Общая площадь земельных угодий в Амурской области составляла 36 696 000 десятин земли. Несмотря на столь внушительный земельный фонд, царское правительство искусственно насаждало здесь казенное, церковное и надельное землевладение. Основная масса крестьян-переселенцев, казаков и аборигенов являлась не собственниками, а всего лишь арендаторами (пользователями) государственных земель.

Но для заселения и освоения Приамурья постоянно требовались новые люди. Поэтому правительство было вынуждено предпринимать шаги, направленные на стимулирование притока земледельцев.

26 марта 1861 г. были изданы «Правила для поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях».Все желающие могли получить свободные участки казенной земли во временное пользование либо выкупить их в частную собственность по цене 3 рубля за десятину. Указом Сената от 27 апреля 1861 г. переселенцам были предоставлены дополнительные льготы. Все пребывшие на Дальний Восток за собственный счет освобождались от рекрутской повинности и уплаты подушной подати. Кроме того, им предоставлялась отсрочка по уплате поземельного налога сроком на 20 лет.

Особые льготы предоставлялись амурским казакам. Рядовой состав получал по 30 десятин земли на каждую душу мужского пола, обер-офицерский – 200, а штаб-офицерский – 400 десятин.

Основные землеотводные работы начались лишь в конце 1870-х гг. За период с 1878 по 1901 гг. амурские крестьяне получили от правительства около одной тысячи десятин земли. В целом амурские крестьяне и казаки были лучше обеспечены землей, нежели крестьяне Европейской России. Несмотря на все попытки правительства держать под контролем землеустроительные мероприятия, в 1860-1870-е гг. в Приамурье преобладал захватный способ владения землей, совершенно неизвестный в европейских губерниях России.

Прошение крестьян о переселении в Амурскую область

Преобладающей формой землепользования в Амурской области была общинная. Первоначально община не вмешивалась в земельные отношения крестьян, ограничиваясь чисто административными функциями. Свободной земли было много, и каждый пахал, где и сколько хотел. Но по мере истощения целинных земель правом первого захвата стали пользоваться преимущественно наиболее зажиточные и влиятельные крестьяне. Встал вопрос о необходимости переделов земли.

Земля находилась в пользовании крестьян и казаков, т.е. непосредственных производителей. Распространение захватного способа приобретения земли, неразвитость частной земельной собственности и низкие цены на нее ослабляли влияние пережитков феодализма и способствовали развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве.

Помимо землевладения отличительные черты имели приемы обработки земли и орудия труда, используемые амурскими крестьянами. В конце 1890-х гг. появились хозяйства, использовавшие четырехпольный севооборот. В крестьянских хозяйствах использовали разнообразную сельскохозяйственную технику: бороны, железные и стальные плуги, жатки, молотилки, сенокосилки, веялки как отечественного, так и зарубежного производства. Наиболее распространенными сельскохозяйственными культурами в Амурской области являлись пшеница (почти 40% всех площадей обрабатываемых земель), рожь, ячмень, овес, гречиха, просо, лен, конопля и картофель.
 

Успешное развитие сельского хозяйства, проникновение в него капиталистических отношений обусловили формирование товарного земледелия в Амурской области. Зейско-Буреинская равнина стала крупнейшим районом товарного земледелия на всем Дальнем Востоке (1, 2 млн. пудов в год) (1 пуд = 16,38 кг). По производству зерна на одного жителя она ничем не уступала даже европейским черноземным губерниям. Средний уровень производства зерна на одного жителя в Амурской области в 1890-е гг. составлял не менее 50 пудов, в то время как во Владимирской, Московской губерниях – 27 пудов, в Новороссии – 51 пуд.

К началу 1890-х гг. Амурская область стала не только полностью обеспечивать себя продовольствием, но и продавать его в другие регионы. Основными потребителями товарного хлеба являлись заводы, прииски, города, притрактовые села и армия.

Скотоводство в Амурской области по отношению к земледелию играло второстепенную роль. Главным образом, животноводство было распространено среди зажиточных хозяйств. Его развитие носило экстенсивный характер. Большой урон крестьянские хозяйства терпели из-за различных эпидемий, которые поражали скот.

В северных районах Амурской области, неблагоприятных для земледелия, среди хозяйственных занятий местного населения важное место принадлежало разнообразным промыслам. Одним из распространенных занятий как местного, так и пришлого русского населения на севере Приамурья являлась охота на пушных зверей: соболя, белку, лисицу, выдру. Впоследствии пушнина реализовывалась через посредников-купцов, чаще всего в обмен на необходимые для хозяйства предметы: муку, соль, сахар, масло, а также порох, железо, патроны (средняя стоимость шкурки соболя составляла 15-20 р., лисицы 2-3 р., а шкуры медведя 7 р.). Помимо охоты достаточно распространенным видом промысла было рыболовство.

Из обзора военного губернатора «О состоянии земледелия и промыслов области за 1886 год»

Промыслы

…В свободное от полевых работ время крестьяне, живущие по р. Зея, занимаются местными промыслами, как-то: гонкою дегтя и смолы…В некоторых селениях крестьяне занимаются щепным производством: изготовляют колеса, сани и мелкую посуду…По Зее же производится выделка точильного и жернового камня. Но из всех промыслов самый крупный по обороту сплав леса…Главный промысел казаков по сумме дохода составляют содержание почтовых станций, сплав леса и рыбные и звериные промыслы.

Обзор Амурской области за 1886 г. Благовещенск, 1887, стр. 6-14

Амурская область богата лесами. Поэтому многие амурские крестьяне, помимо земледелия, занимались еще и лесным промыслом: заготовкой строевой древесины, производством дегтя и смолы. Для перевозки леса чаще всего использовали естественные транспортные пути – древесину сплавляли по рекам Амур, Зея и их притокам.

В целом, сельское хозяйство в Амурской области развивалось более быстрыми темпами, чем в Европейской России. Приток населения и наличие большого количества свободной земли благоприятствовали распространению капиталистических отношений в аграрном секторе экономики. Следствием этого процесса являлось разрушение натурального хозяйства, становление мелкотоварного производства, а также рост предпринимательской инициативы крестьянства и казачества.

Промышленность. Промышленное развитие Амурской области было тесным образом связано с развитием капиталистических отношений в России. Этому способствовало массовое переселение мелких предпринимателей и ремесленников из Европейской России, а также приток китайских отходников.

С развитием мелкотоварного производства капитализм проникал в промыслы (охота, лесное дело, золотодобыча и другие). Однако ремесленное производство отставало от потребностей населения. Так, в Благовещенске на 1893 г. насчитывалось всего лишь 1777 ремесленников. Медленный рост ремесленного производства был обусловлен не только нехваткой наемных рабочих и капиталов, но и активным ввозом фабричных товаров отечественного и иностранного производства.

Поэтому обрабатывающая промышленность развивалась главным образом за счет тех отраслей, которые не испытывали сильной конкуренции со стороны фабрично-заводской промышленности центральных регионов России, имели прочную сырьевую базу и давали большие прибыли.

Из ведущих отраслей обрабатывающей промышленности в Амурской области наибольшее развитие получило мукомольное производство, доходы которого составляли почти 71 % от всех произведенных товаров. За сравнительно небольшой период с 1890 по 1900 гг. число паровых мельниц увеличилось с 10 до 24.

Наряду с мукомольной промышленностью большое развитие в Амурской области получили винокуренное и пивоваренное производства. Винокуренный завод В.М.Лукьянова в селе Михайловка стал первым предприятием, оснащенным заводским оборудованием: паровыми котлами и машинами. На нем работало свыше 200 рабочих, а годовой оборот составлял более 300 тыс. рублей в год. Остальные предприятия отрасли оставались сравнительно небольшими заведениями с числом рабочих, не превышающим 10 чел.

Удельный вес других отраслей промышленности, таких как металлообработка, кирпичная, цементная и другие, по-прежнему оставался низким. Наиболее крупными металлообрабатывающими предприятиями в Амурской области являлись: машиностроительный завод Товарищества Амурского речного пароходства, литейно-механический завод И.П. Чепурина и чугунно-меднолитейный завод Першина в г. Благовещенске, на каждом из которых трудилось свыше 100 человек.

В целом же наиболее прочные позиции в экономике области в пореформенную эпоху занимала горнодобывающая промышленность, в первую очередь золотодобывающая. На ее долю приходилось почти 85 % всего промышленного производства. Золотодобыча, несмотря на нехватку рабочей силы, проблемы с доставкой продовольствия и оборудования, была одной из исключительно прибыльных отраслей. Первоначально добыча в области была сосредоточена в руках государства. Однако недостаток рабочих, особенно после отмены крепостного права, вынудил правительство разрешить частную золотодобычу. С середины 1860-х гг. на территории области стали возникать первые частные золотодобывающие предприятия.

В 1866 г. горным инженером Николаем Петровичем Аносовым были открыты богатые золотые россыпи на реке Джалинде. Для их разработки в 1867г. была основана Верхнеамурская золотопромышленная компания. Свою деятельность она начала в 1868 г., за первый же год добыв более 50 пудов золота. В 1871г. ее члены образовали Среднеамурскую компанию. В 1876г. возникла Ниманская компания. К началу 1890-х гг. эти три компании сконцентрировали в своих руках 60% всей добычи золота.

Однако уже к концу 1890-х гг. большинство ранее открытых золотых месторождений оказались выработаны. Для их дальнейших разработок требовались дополнительные капиталовложения и внедрение более совершенных способов добычи. Но правительство решило пойти более простым путем и стало предоставлять золотоносные площади в аренду частным подрядчикам.

К началу ХХ века Амурская область стала лидером золотодобычи в Российской империи.

В 1890-е гг. в золотодобывающую промышленность области начинает проникать иностранный капитал США, Великобритании, Германии, Бельгии и Франции.

Быстрыми темпами развивалась лесообрабатывающая промышленность, что было обусловлено потребностями строительства городов, портов, военных укреплений и судостроительных компаний. Рубкой и сплавом леса занималось главным образом сельское население. Половина леса заготавливалась крестьянами, а другая казаками и мещанами. Мощный толчок развитию лесной промышленности дало строительство Транссибирской магистрали, когда местные предприниматели получили казенные заказы на заготовку деревоматериалов, шпал. К середине 1890-х гг. в области насчитывалось 2 паровых лесопильни, на которых работало 60 человек.

Таким образом, развитие капитализма в амурской промышленности происходило медленными темпами, что было связано со слабой заселенностью области, нехваткой рабочих. Техническое перевооружение предприятий и приглашение квалифицированных специалистов требовали значительных капиталовложений, которыми не располагала местная буржуазия. Царское правительство и крупная русская буржуазия рассматривали Амурскую область, как и весь Дальний Восток, главным образом в качестве источника сырья и рынка сбыта. Амурская область оставалась аграрно-сырьевым регионом.

Транспорт. Хозяйственное освоение нового региона и его закрепление за Россией требовало создания инфраструктуры и развития транспорта. Первоначально одним из основных средств передвижения являлся гужевой транспорт. Но большинство дрог находилось в плачевном состоянии. Так, почтовый тракт, проходивший вдоль Амура, пересекали более 117 рек и речушек (при отсутствии переправ и мостов). Между многими селениями не было даже простых колесных дорог. Существующие дороги весенняя и осенняя распутица превращала в простое грязное месиво. Неслучайно стоимость грузов и доставки людей порой превышали стоимость самого товара, что замедляло темпы развития промышленности и торговли.

В этих условиях большое значение стали приобретать водные пути сообщения. В 1854 г. по Амуру проплыл первый пароход «Аргунь». В 1860 г. на Амуре было уже 8 пароходов, в 1870 – 25, в 1885 – 41, в 1895 – 56. В тот же период правительство санкционировало проведение специальных мероприятий, направленных на организацию постоянного и надежного речного сообщения в Амурской области: установку водных знаков, дноуглубительные и камнеуборочные работы.

По речным магистралям - Амуру и Зее – осуществлялась основная масса грузовых и пассажирских перевозок. Водный транспорт развивался главным образом за счет паровых судов, что способствовало сокращению времени и стоимости перевозок, а также стимулировало развитие местной добывающей и обрабатывающей промышленности.

Пристань Амурского общества пароходства и торговли

Несмотря на значительные успехи в своем развитии, речной транспорт не мог обеспечить всех потребностей растущей экономики. Сказывалась нехватка грамотных специалистов в области водного транспорта, слабая изученность речных фарватеров и монополистическое господство крупных капиталистических предприятий: Товарищества Амурского пароходства (1871) и Амурского общества пароходства и торговли (1882).

Наконец, в середине 1880-х гг. правительство приступило к решению вопроса о строительстве Транссибирской железнодорожной магистрали. В 1887-1889 гг. проводились изыскательские работы вдоль будущей трассы. Официальное строительство началось 19 мая 1891 г. Руководителем работ был назначен инженер Урсатти, которого в 1893 г. сменил инженер О.П. Вяземский. 11 апреля 1895 г. началось строительство Забайкальской железной дороги. Сдача дороги в эксплуатацию состоялась 11 июля 1901 г. Темпы строительства важной магистрали замедлились в связи с началом строительства Китайской Восточной железной дороги (КВЖД), которая отвлекала значительную часть капиталов и рабочих рук, необходимых для ввода в эксплуатацию Транссибирской магистрали. Это обстоятельство тормозило развитие переселенческого движения, промышленности и торговли в Амурской области.

Железнодорожное строительство сыграло революционную роль в развитии Амурской области. Железные дороги расширили и укрепили экономические, административные и культурные связи Дальнего Востока с центром, ликвидировали изолированность региона от общероссийского рынка, способствовали притоку переселенцев на новые территории и стимулировали торговлю.

Торговля. В первые пореформенные десятилетия торговля являлась одним из основных средств первоначального накопления капиталов. В интересах отечественных предпринимателей русское правительство проводило покровительственную таможенную политику. В 1867 г. были обложены пошлиной спиртные напитки, ввозимые из-за рубежа. С 1888 г. допускался беспошлинный ввоз в пределы России только сахара, патоки, конфет, осветительных масел, парафина, лаков и спичек.

Через амурскую границу активно развивалась торговля с Маньчжурией. Последняя являлась крупным поставщиком пшеницы, ячменя, риса, бобовых,  муки, мяса, лошадей. Из Амурской области в Маньчжурию завозились бумага, соль, ткани, керосин, растительное масло и кожа. Торговый баланс преобладал в пользу вывоза.

По мере роста населения и освоения области развивалась и внутренняя торговля. Однако вследствие плохого состояния дорог и удаленности многих населенных пунктов от торгово-промышленных центров темпы ее развития были незначительными.

Роль торгового капитала также была противоречивой. С одной стороны, он способствовал расширению экономических связей Амурской области с Европейской Россией и другими районами Дальнего Востока, стимулировал развитие товарно-денежных отношений и способствовал накоплению капиталов, которые впоследствии вкладывались в промышленность. Крупнейшая на Дальнем Востоке торговая фирма «И.Я. Чурин и К», основанная в 1867 г., имела свои филиалы в городах Благовещенск, Зея и в других населенных пунктах. Помимо торговли фирма достаточно активно занималась предпринимательской деятельностью, владела кожевенными и веревочными заводами.

Буржуазные реформы 1860-70-х гг. в России привели к созданию финансово-кредитной системы, отвечающей интересам капитализма. Ее организация в Амурской области первоначально находилось в руках государства. Но формирование банковской системы происходило медленно. К началу 1890-х гг. отделение Государственного банка было только в Благовещенске. В основном оно занималось кредитованием золотодобывающей промышленности. Помимо Государственного банка в Благовещенске функционировало отделение Сибирского торгового банка. Хотя в банковских кредитах нуждались растущие промышленные предприятия, финансовый капитал обслуживал главным образом крупные торгово-промышленные предприятия и фирмы. Поэтому средняя и мелкая городская и сельская буржуазия были вынуждены прибегать к займам ростовщического капитала.